Пресса моего рюкзака

Главная » 2011 » Август » 6 » Роза Штейнмарк "Человек с рюкзаком"
Роза Штейнмарк "Человек с рюкзаком"
22:04
Роберту Лейнонену, писателю и историку, художнику и поэту,
переводчику и путешественнику, исполняется 90 лет.

 ... Мне представляется высоченная отвесная скала, на вершине которой сияет маленькая звёздочка. Но когда я прищуриваю один глаз, я вижу, что это вовсе не звёздочка, а силуэт человека, который стоит на самом краешке этого гигантского сооружения природы и смотрит в необозримую даль. Только почему он потащился на такую высоту с эдаким тяжеленным рюкзаком?..
...Если бы я была художником Робертом Лейноненом, я бы непременно написала автопортрет именно в таком ракурсе, ибо там, наверху, особенно сильно ощущается, как чертовски хороша жизнь, так хороша, что хочется наперегонки с сумасшедшим эхом по-мальчишечьи громко закричать: „Эх! Прожить бы лет под двести! Жизнь так хороша..."
И мне было бы совсем не страшно стоять на самой кромочке и с восторгом наблюдать за шаловливыми облаками, которые наперегонки несутся по синему-синему небу, напоминая лёгкостью и прозрачностью всех мадонн, встречавшихся мне в жизни.
И если бы я была поэтом-лириком Робертом Лейноненом, я бы притронулась к тому маленькому прозрачному облачку и воскликнула: „Ты мой восторг, мой трепет, мой экстаз, ты божество, мадонн иконостас". И я назвала бы его Данаей, но не Рембрандтовской, а Лейноненской.
Я нашла бы там, на этой самой высоченной высоте, старую сосну и спросила бы у неё, помнит ли она Лермонтова и приходил ли к ней Гёте, чтобы пофилософствовать под сенью её кроны о смысле жизни и загадочности горных вершин, подрёмывая под пение жаворонка, гоняющегося за облаками. И если бы я была переводчиком Робертом Лейноненом, я бы раскрыла тайну того, что великий Лермонтов вовсе не сделал перевод гениального стихотворения Гёте „Über allen Gipfeln ist Ruh’...", а сотворил своё собственное „Горные вершины...", просто переняв идею неповторимого немецкого классика, вдохнув в романтического путника „дикого севера" свой юношеский пыл. И я напомнила бы миру о том, что „переводчик – это особая профессия и что ему запрещено что-либо улучшать, шлифовать...".
Если бы я была историком Робертом Лейноненом, я бы сложила все свои исследования и познания в истории своего любимого города Петрограда, приплюсовала бы историю своей некогда большой немецкой семьи и всех финских родственников, добавила бы рассказы о друзьях, сгинувших в трудармейских лагерях далёких сибирских лесов. И написала бы толстенную монографию, в которой страницы бы стонали от боли и жухли бы от тоски, что невозможно описать словами. И эта Монография состояла бы из огромного количества мелких строчек, похожих на густую угольную пыль шахт, в которые спустилось так много наших земляков, а поднялись наверх единицы...
Если бы я была публицистом Робертом Лейноненом, я открыла бы свой тяжеленный рюкзак, переполненный дневниками и листочками-записками далёкого прошлого, и отрыла бы в них записи из своего босоногого детства, в котором не было никаких проблем и мои немецкие тётушки лелеяли, холили и чуть ли не молились на меня. А мама пела мне перед сном:
„Ein Sträusslein am Hute,                                     Букетик на шляпе,
den Stab in der Hand                                           с палкой в руке.
geht lustig ein Wandrer                                        весело шагает путник
von Lande zu Land..."                                          с места на место..."
И я бы непременно назвала поимённо вcех, кто помог мне стать тем Робертом Лейноненом, каким я стал. Тем, которого знают...
А если бы я была журналистом Робертом Лейноненом, я бы писала о людях, которые меня окружали и окружают. И в первую очередь я бы сделала интервью с моей любимой и неутомимой спутницей жизни Ириной Лейнонен. Я бы непременно спросила её: „Как живётся тебе, милая, со мной, таким непокорным, непозврослевшим и до сих пор перебегающим улицы, не обращая внимания на багровый цвет светофоров...?"
Если бы я была фотографом Робертом Лейноненом, я сделала бы огромный, на полнеба портрет моего любимого города Санкт-Петербурга и запечатлела бы, как „ленинградский дождик брызжет через сито". И себя на фоне моста Лейтенанта Шмидта – мокнущего „без всяких там причин". А рядом со мной „шлёпала бы в финских сапожках и полуфинском наряде" ты... И, глядя на меня широко распахнутыми глазами, в которых смешались удивление, радость, любовь и мука, ты иронично прошептала бы: „Кстати, неплохой попутчик – полуфинн..."
И если бы я была просто Робертом Лейноненом, то глядя на эту фотографию, тихонечко запела бы:
„Неописуемо красиво!
Непередаваемо!
Зрелище невиданное.
Жить хочется! Жить!
И я живу! Буду жить!"
                                                     Роза Штейнмарк, Мюнстер

Опубликовано в газете-журнале "Контакт-Шанс" (Кёльн) к 90-летию Р.А. Лейнонена
Прикрепления: Картинка 1
Категория: Статьи и публикации | Просмотров: 436 | Добавил: RAL | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость