Пресса моего рюкзака

Главная » 2012 » Январь » 26 » Надежда Рунде "В самые трудные жизни минуты грезился женский мне лик..."
Надежда Рунде "В самые трудные жизни минуты грезился женский мне лик..."
00:29

Выход в свет этого сборника – событие, значение которого трудно переоценить. И признательными за это мы должны быть супруге автора Ирине Лейнонен и издателю Роберту Бурау.

 

Сборник стихотворений Роберта Лейнонена «Тебе писал я строки эти...» мне прислал совсем недавно в канун девяностолетия автора известный издатель Роберт Бурау. Сборник состоит из пяти глав: «Дорогу через смерть забыть нельзя», «Я не могу молчать», «Времена года», «Горы далёкие, горы туманные», «Лирика».

На обложке рисунок автора стихов под названием «В ссылке»: два силуэта – мужчины и женщины – втиснуты автором в серое холодное пространство жизни. Мужчина сидит в задумчивости, а в крохотное тюремное окошко льётся свет, как чудо, выплёскивая навстречу его взору хрупкий женский образ любимой. Только этот неугасимый свет, свет любви, способен дать силы пережить тяжёлое время ссылки: «В самые трудные жизни минуты грезился женский мне лик...» (стихотворение «Женщинам»).
Неслучайно в сборнике много стихов о любви – такой сильной, что от неё нельзя, невозможно отступиться несмотря на то, что и в ней так много терзаний, сомнений, боли и грусти, и почти всегда энергии смятенной, воспламеняющей, как, например, в стихотворении «Пожар»:

Когда внезапно вспыхивает пламя,
когда пожар и времени так мало –
не знаешь, что схватить! Теряешь память...
Найти бы главное – спасаешь, что попало...

Когда пожар в сердцах у нас пылал,
и времени смертельно было мало,
метались мы в огне... Как много не сказал!
Найти не мог я слов... и ты... молчала...

Стихи «Наш дом», «Гладиолоусы», «Не вернусь», «Женщинам» и многие другие обнажают перед нами целый мир надежд, восторгов, восхищения, скрытых в казалось бы суровом сердце мужчины.
Также особое внимание обращают на себя главы: «Дорогу через смерть забыть нельзя» и «Я не могу молчать». В них Роберт Лейнонен предстаёт перед читателями как поэт, влюблённый в свой народ, и гражданин. Неслучайно во вторую главу включены переводы с немецкого стихов Эрны Гуммель «Тебе, родимый мой язык» и Вольдемара Гердта «Матери дитя родное» и «Восьмистишья». В собственных стихотворениях Роберта Лейнонена, тематически посвящённых трагическому излому судьбы немецкого этноса в СССР во время Второй мировой войны, таких как «Рюкзак», «Отец», «Трёшка» мысль поэта удивительно крупна и исторична. Вот как, например, рассказывает автор о выселении немцев из города во время блокады Ленинграда:

«Труп скрюченный отца,
лежащий под столом
в замёрзшей комнате
с растерзанным окном...»

«Отец уже ушёл, он на другом вокзале!
Повестка ни к чему – вы с нею опоздали...
Спи, папа, – не читай бумажку эту!
Я принял от тебя наследства эстафету...»

Тема эстафеты поколений звучит и в другом не менее ярком стихотворении «Рюкзак», построенном на диалоге старика-немца, человека пожившего, сполна испившего чашу горькой судьбы и беззаботного юноши:

«Идёт старик. Несёт рюкзак.
Дугой согнуло. Вот чудак!
- Скажи, папаша! В чём нужда
таскаться с ним туда-сюда?»

Так возникает исповедальный разговор, свидетелем которого становится читатель. Лирический герой говорит открыто, рассчитывая на отклик:

«Тащил рюкзак пятнадцать лет
по ссылке, всё продув.
И лишь за то, что бабкин дед –
немецкий стеклодув».

И далее – кульминация, взывающая уже к народной памяти и совести:

«Пусть люди знают, что и как –
не зря же я тащил рюкзак,
и сотни тех, чей скорбный путь
вдруг оборвался где-нибудь».

Автор обладает высокой техникой стихосложения. Произведения этих двух циклов отличают сильные рифмы и чёткий ритм. Богатый словарный запас, выбор «нужных слов» позволили ему создать яркие, зримые образы, которые вырастают в сознании читателя как бойцы на параде, чеканящие шаг за шагом в сердце и душе читателя. Пронзительность – основное свойство этих произведений.

В стихотворении «Трёшка» зримо воссоздана картина будней трудармейцев:

«...Колонна серая тащилась трактом в лагерь.
Закончен день и трудармейцев труд.
Опять в тайге понахватались влаги,
одежда инеем покрылась на ветру».

«На лоб ушанку драную надвинув,
в шеренге с краю плёлся паренёк.
Измотанный, худой, сутуля спину,
в опорках шлёпая, он шёл, не чуя ног...»

Это стихотворение о расстрелянном в трудармии молодом парне, российском немце лишь за то, что увидев на обочине дороги деньги, смятую трёшку, хотел её поднять. Автор удивляет точностью поэтических штрихов и передаёт во всей правдивости беспощадность палачей:

«Ртом перекошенным, хватая воздух в муке,
прошитый пулями, мальчонка вскинул руки...
И, рухнув, соскользнул по липкому кювету...
Ещё один безвестный канул в Лету...»

Не случайно то, что книга этих стихов издана в год 70-летия со дня изгнания российских немцев во время Второй мировой войны из мест компактного проживания. Выход в свет этого сборника – событие, значение которого трудно переоценить. И признательными за это мы должны быть супруге автора Ирине Лейнонен и издателю Роберту Бурау, пополнившему библиотеку российско-немецких авторов новым весомым изданием.

 

Опубликовано в DAZ („Deutsche Allgemeine Zeitung" – „Немецкая Всеобщая Газета"), Алматы  02.09.2011 http://deutsche-allgemeine-zeitung.de/ru/content/view/1682/68/;

в журнал-газете „Контакт-Шанс", Кёльн, № 48, 21.11.-27.11.2011 г., стр. 24;

в газете DRZ („Deutsch-Russische Zeitung" – „Немецко-Русская Газета"), Аугсбург, № 11 (47) 2011 г., стр. 20.

Категория: Рецензии | Просмотров: 485 | Добавил: RAL | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость